Технологическая безработица

В XXI веке роботы стали работать не только в промышленности, но и в сфере услуг, выполняя задачи аниматоров и сиделок. На фото — экспериментальный экзоскелет HAL для людей, страдающих двигательной дисфункцией

Технологическая безработица — это потеря рабочих мест, вызванная технологическими изменениями. Такие изменения обычно включают в себя внедрение трудосберегающих машин или более эффективных производственных процессов. Известным историческим примером технологической безработицы является обнищание ткачей-ремесленников[en] после внедрения механизированных ткацких станков[en]. Современным примером технологической безработицы является сокращение кассиров в магазинах розничной торговли после внедрения касс самообслуживания.

Общепризнанным является, что технологические изменения могут привести к краткосрочной потере рабочих мест. Мнение о том, что они могут привести к долгосрочному росту безработицы, длительное время было спорным. Участников дебатов о технологической безработице можно разделить на оптимистов и пессимистов. Оптимисты согласны, что инновации могут нарушить функционирование рабочих мест в краткосрочной перспективе, но всё же считают, что различные компенсирующие эффекты позволяют избежать долгосрочных негативных последствий для рабочих мест. В то время как пессимисты утверждают, что по крайней мере при некоторых обстоятельствах новые технологии могут привести к продолжительному спаду в общей численности работников в сфере занятости. Словосочетание «технологическая безработица» было популяризовано Кейнсом в 1930-е годы[1]. При этом вопрос вытеснения человеческого труда машинным обсуждался по меньшей мере со времён Аристотеля.

До XVIII века как элита, так и простые люди обычно имели пессимистический взгляд на технологическую безработицу; при этом из-за, как правило, низкого уровня безработицы в период, предшествовавший Новому времени, эта тема редко вызывала заметную обеспокоенность. В XVIII веке опасения по поводу влияния техники на рабочие места усиливались по мере роста массовой безработицы, особенно в Великобритании, которая была тогда в авангарде промышленной революции. Тем не менее, некоторые экономические мыслители начали возражать против этих страхов, утверждая, что в целом нововведения не будут иметь негативных последствий для рабочих мест. Эти доводы были формализованы в начале XIX века в трудах классических экономистов. Во второй половине XIX века становилось все более очевидным, что технический прогресс отвечает интересам всех слоев общества, включая рабочий класс. Озабоченности по поводу негативного воздействия инноваций поубавилось. Утверждение, что инновации будут иметь долгосрочные негативные эффекты для занятости, стали называть «луддизмом».

Мнение о том, что технология вряд ли приведёт к долгосрочной безработице, неоднократно оспаривалось меньшинством экономистов. В начале 1800-х годов в это меньшинство входил сам Рикардо. В периоды краткого обострения дискуссии в 1930-х и 1960-х годах группы экономистов высказывали предостережения о технологической безработице. Новые предостережения были высказаны в заключительные два десятилетия XX века, когда комментаторы, особенно в Европе, отмечали долговременный рост безработицы в промышленно развитых странах с 1970-х годов. Но явное большинство как профессиональных экономистов, так и заинтересованной общественности придерживалось оптимистических взглядов на эту проблему на протяжении большей части XX века.

Во втором десятилетии XXI века вышел ряд исследований, в которых выдвинута гипотеза, что технологическая безработица, возможно, возрастает во всем мире. Дальнейшее её повышение прогнозируется в ближайшие годы. Хотя многие экономисты и комментаторы продолжают утверждать, как это было широко принято на протяжении большей части предыдущих двух столетий, что такие опасения являются необоснованными, обеспокоенность технологической безработицей снова растёт.

  1. Keynes J. M. Economic Possibilities for our Grandchildren (1930).